Горячее: Папарацци засняли Милу Кунис с детьми

КАСКАД

проводник по здоровью

Режим прекращения свободы слова. Кто следующий после Муравицкого?

28.05.2019 05:54

Режим прекращения свободы слова. Кто следующий после Муравицкого?

Арест на два месяца житомирского журналиста и блогера Василия Муравицкого выходит далеко за рамки и без того свободно трактуемого юридического поля Украины. Банковая накануне президентских выборов максимально закручивает гайки в информационном поле, но делает это чересчур топорно и вызывающе.

Дикие «предъявы»

Муравицого арестовали не сотрудники МВД, а СБУ. При этом на журналиста навесили сразу все самые «жирные» шпионские дела – от госизмены до посягательства на территориальную целостность Украины. По сообщению пресс-службы СБУ в Житомирской области, Муравицкий через свои статьи «психологически манипулировал общественным сознанием», а также «разжигал межнациональную рознь». Обвинения, прямо скажем, поражают своей абсурдностью. Во-первых, любой профессиональный журналист так или иначе влияет на общественное сознание – это, собственно, и является одной из базовых функций его профессии. Если материал/репортаж журналиста вызывает одобрение у аудитории – это, в том числе, и есть воздействие на общественное мнение. Но обвинять в этом журналиста, что его работа эффективна, все равно, как высказать претензии музыканту, что на его концерты ходят много людей.

Во-вторых, еще более нелепо выглядит обвинение в разжигании межнациональной розни. Особенно это разительно выглядит на фоне других персонажей блогосферы и политической тусовки, от представителей праворадикальных течений («Свобода», Правый сектор) до эмоциональных постов Бориса Филатова, в которых неоднократно сквозили призывы к убийству оппонентов. Муравицкий по своей идеологической направленности, скорее, человек левых взглядов. Он не поддержал Майдан, равно как и пришедшую на смену Януковичу новую власть. Его материалы, с которыми легко можно ознакомиться в сети, носят системно-критический характер к действующей власти. Однако критика власти в любой даже среднедемократической стране, вроде России или Белоруссии – это вполне допустимая норма.

Но смотрим, как реагируют «коллеги» того же Муравицого из интернет-сайта «Житомир.Info»: «…мова йде про Василя Муравицького – колишнього місцевого журналіста 1984 р.н., який зараз активно публікує антиукраїнські матеріали та коментує події в Україні для проросійських ЗМІ». В одном предложении сразу три клише:

Украинская журналистика скатилась к пещерной дикости и даже не замечает уровень своего падения. Во-первых, почему Муравицкий «бывший журналист»? Даже находясь в СИЗО, он остается журналистом. Павел Шеремет ведь не стал «бывшим журналистом» после своей смерти. Он стал мертвым журналистом. А Муравицкий арестованный журналист.

Во-вторых, еще более занимательное клише об «антиукраинских материалах». Что это вообще такое? Муравицкий активно критиковал Порошенко, Луценко, выступал категорически против войны на Донбассе, не разделяет официальную трактовку причинно-следственных событий на Майдане и после него. Иными словами, у парня ДРУГАЯ позиция на события в украинской политической кухне. Кстати, далеко не самая оригинальная позиция. Муравицкого на современном политическом жаргоне можно отнести к «ватникам». Но это ведь не значит, что позиция, которая не нравится власти и провластным журналистам, автоматически становится антиукраинской. Петр Порошенко – это не Украина. Противники Майдана – это не антиукраинцы. Если человек не носит вышиванку – это не равнозначно тому, что он ненавидит все украинское.

И третий пассаж – «работает на пророссийские СМИ». Что это вообще за странная такая категория СМИ? Российские СМИ – здесь все понятно. Те, которые находятся под юрисдикцией РФ. А что такое «пророссийские СМИ»? Какие их критерии? Кто определяет уровень «пророссийскости»? И самое главное, есть какие-то официальные запреты на сотрудничество с «пророссийскими СМИ» в Украине?

Дело политологов

Если на ситуацию смотреть сугубо через юридическую призму, то шансов успешно продавить уголовное дела против Василия Муравицкого нет практически никаких. Человек НИГДЕ и НИКОГДА не писал, что Украину нужно расчленить или кого-то следует резать/стрелять. А именно призывы к таким действиям и являются уголовно наказуемыми. Посадить человека в тюрьму за то, что он, например, выступает за полную реализацию Минских соглашений с амнистией и децентрализацией страны – это, конечно, будет очень оригинально.

Однако учитывая реалии современной Украины, нет никаких гарантий, что Василий Муравицкий выйдет из СИЗО скоро. Примеры Коцабы и Васильца (последний, к слову, в Житомире сидит) в этом плане очень характерны. Журналисты легко могут оказаться за решеткой, а международные правозащитные организации также легко могут не обращать на это внимания. Поэтому с Муравицким, у которого накануне ареста родился сын, может случиться теперь что угодно. Муравицкий не «какой-то там» Насиров или Мосийчук, за него никто расписываться не будет, да и денег у парня свободных (если говорить о вероятном залоге), судя по всему, особо нет.

Но сейчас на ситуацию стоит посмотреть несколько шире. На Муравицком обкатывают технологию точечного ареста оппозиционных журналистов и блогеров. И к слову, по нашей информации, эта идея исходит от технологов «Народного фронта», а нет от Банковой. Именно в ближайшем окружении НФ была продавлена идея, что катастрофический рейтинг партии стал следствием не столько политики Яценюка-Авакова-Парубия, а из-за информационных атак на этих замечательных людей. В этом же кругу была разработана операция выявления и ареста «группы кремлевских политологов» в Украине. Был также составлен и список таких политологов, в который попал ряд известных экспертов – Михаил Павлив, Сергей Слободчук, Василий Стоякин, Михаил Мищишин и Павел Карназыцкий. Но фигуры эти достаточно известны, кроме того, доказать что они работают на «деньги Кремля» юридически практически невозможно.

Режим прекращения свободы слова. Кто следующий после Муравицкого?

Поэтому «дело политологов» решили откатать с провинции, выбрав средней узнаваемости журналиста и блогера, кем и стал Муравицкий. То что обвинения против него нелепы – это вообще вторичный вопрос для власти. Важно прощупать общественную реакцию на арест. С Коцабой удалось запустить информационную войну сопротивления, и его таки выпустили. Правда, в общей сложности он провел в тюрьме полтора года. Василец был менее публичным и он сидит до сих пор. Уровень узнаваемости Муравицкого на всеукраинском уровне также не очень высок, а потому вполне возможно, что скоро ему выйти не дадут.

К чему это приведет? Безусловно, к новым арестам журналистов и блогеров. Садить за статьи людей, которые пишут критические материалы по отношению к власти – это уже даже не уровень России, а где-то Пакистан или Саудовская Аравия. Если сравнительно гладко обкатают это дело на примере Муравицкого, дальше будет «работать» в этом направлении уже легче.

Кроме того, свою порцию сигналов получают таким образом и топ-политологи и журналисты. Того же Игоря Гужву, с учетом его известности, с кондачка посадить не удалось. Но под удар теперь попадают менее известные журналисты, которые работают в командах таких как Гужва. Это заставит в уже скором времени сделать критические публикации оппозиционных СМИ менее болезненными для власти.

Ну и в целом, к 2019 году дрессируется бурлящая блогосфера. Всех, конечно, не посадят. Но точечно под ударом теперь каждый.

2019 © "КАСКАД — проводник по здоровью". Все права защищены. Карта сайта | SM. info@kafe-kaskad.ru